Кремль оказывает давление на Лукашенко, чтобы он отошел от власти в Беларуси

Клара Вайс
2 декабря 2020 г.

После почти четырехмесячных массовых протестов против своего правления Александр Лукашенко, продолжая утверждать о победе на президентских выборах, проведенных 9 августа, заявил в прошедшую пятницу, 27 ноября, что уйдет в отставку в начале следующего года, как только страна примет новую Конституцию.

Эго заявление, процитированное белорусскими государственными СМИ, было сформулировано довольно неопределенным образом. Лукашенко сказал: «Никакую Конституцию я под себя не делаю. С новой Конституцией я уже с вами президентом работать не буду». Затем он выступил против «демократии», которая, по его словам, привела к разорению и развалу страны.

Президент Беларуси Александр Лукашенко во время встречи с официальными лицами в Минске, Беларусь, 27 августа 2020 года [Фото: Сергей Шелег, БЕЛТА через AP]

В воскресенье, 29 ноября, белорусские силовики вновь жестоко разогнали протесты оппозиции и арестовали не менее 300 человек. Мария Колесникова, один из ведущих оппозиционеров, которая сидит в тюрьме в Беларуси, заявила, что диалог оппозиции с Лукашенко не имеет никакого смысла до тех пор, пока лидеры оппозиции не будут освобождены.

Заявления Лукашенко последовали вслед за визитом в Минск министра иностранных дел России Сергея Лаврова, состоявшимся в четверг, 26 ноября, в ходе которого Лавров подчеркнул необходимость проведения Минском конституционных изменений.

Лавров указал на «враждебное отношение» Запада — НАТО и ЕС — как к России, так и к Беларуси и заявил: «Мы, конечно, заинтересованы в стабильной и спокойной ситуации в Беларуси. На наш взгляд, этому способствовала бы конституционная реформа, инициированная руководством страны». Лавров назвал слухи о том, что Москва ведет переговоры с оппозицией, «ложью».

Ранее в СМИ высказывались предположения о том, что Россия пытается добиться освобождения бывшего гендиректора Белгазпромбанка, белорусской дочерней компании «Газпрома», Виктора Бабарико, одного из лидеров оппозиции.

Российские СМИ сообщали, что Лукашенко и Путин заключили сделку в Сочи еще в сентябре. Хотя детали соглашения остаются неясны, оно, как сообщается, включает в себя конституционные изменения, ограничивающие полномочия президента, в качестве основы для передачи власти в Минске. Как писала Независимая газета, политологи трактуют последнее заявление Лукашенко как попытку в очередной раз «одурачить» Кремль относительно своих намерений по фактическому выполнению соглашения.

ЕС также усиливает давление на Лукашенко. На прошлой неделе вступил в силу новый раунд санкций, направленных против должностных лиц белорусского правительства. По сообщениям российской прессы, дальнейшие санкции Запада могут быть нацелены не только на белорусских, но и на российских чиновников и бизнесменов.

Россия поддержала режим Лукашенко на фоне протестов, — в основном в ответ на агрессивное вмешательство ЕС в конфликт и поддержку оппозиции со стороны Запада.

Однако отношения между Кремлем и режимом Лукашенко были натянутыми как до, так и после начала протестов. На протяжении 26 лет своего правления Лукашенко стремился балансировать между ЕС, США и Россией. В продолжение года, предшествовавшего августовским выборам, его правительство предприняло значительные шаги в направлении более тесных отношений с НАТО. В январе Минск приветствовал госсекретаря США Майка Помпео во время первого подобного визита высокопоставленного американского чиновника в страну за последние десятилетия. Лукашенко в течение ряда лет поддерживал тесные связи с киевским правительством, — даже после того, как к власти на Украине пришел поддержанный США и Германией режим. Следуя Евросоюзу, правительство Зеленского, сочувствуя протестам, повернуло против Лукашенко.

Беларусь — последнее государство на западных границах России, которое напрямую не интегрировано в НАТО или ЕС. Тот факт, что Кремль сейчас усиливает давление на Лукашенко, связан как с геостратегическими, так и с внутриполитическими соображениями.

Одним из факторов являются выборы в США и объявление избранным президентом Джозефом Байденом своей команды по национальной безопасности. Его назначенцы — это сборище ястребов и военных преступников, многие из которых работали еще в администрации Обамы. Эта команда организовала, среди прочего, переворот 2014 года на Украине, который вызвал идущую до сих пор гражданскую войну на востоке страны, а также развязала почти десятилетнюю гражданскую войну в Сирии.

В отличие от других зарубежных лидеров, Путин все еще не поздравил Байдена с победой на выборах. В интервью 22 ноября Путин многозначительно назвал Байдена «кандидатом в президенты». Он продолжил «Мы будем работать с любым человеком, которому будет оказано доверие американского народа. Но, кому оказано это доверие — должно быть либо с помощью политического обычая обозначено, когда одна из сторон признает победу другой, либо подведены окончательные итоги выборов легитимным, правовым способом»

Отказ Кремля признать Байдена новым президентом не так уж сильно связан с симпатиями к Трампу. Тот, вопреки легенде антироссийской кампании Демократической партии, фактически усилил санкционный режим против России и предоставил летальное оружие Украине. Скорее, в Кремле нервничают по поводу политической нестабильности в самих США и опасаются последствий как потенциального переворота Трампа, — которому, вероятно, будет предшествовать война против Ирана, — так и президентства Байдена. За последние несколько недель США и Израиль провели ряд крупных провокаций против Ирана, среди которых убийство ведущего иранского ученого-ядерщика.

Война США против Ирана будет напрямую угрожать российским интересам на Ближнем Востоке. Но и альтернатива, то есть президентство Байдена, еще больше усилит напряженность с Россией и приведет к более активной прямой поддержке со стороны США таких сил, как белорусская оппозиция.

В этих условиях растущей геополитической неопределенности и напряженности Кремль пытается добиться скорейшего разрешения кризиса в Беларуси, чтобы избежать как прямого конфликта с США, так и обеспечить в Минске приход правительства, которое оставит Москве хоть какое-то влияние на страну.

В то же время Кремль обеспокоен сохраняющейся социальной нестабильностью на своих границах.

Подобно ситуации в ЕС, российская олигархия изначально была весьма озабочена массовыми забастовками, вспыхнувшими в августе и сентябре против Лукашенко. Стачки ударили по заводам-смежникам российских компаний, в том числе по производителям вооружений. Хотя забастовочное движение временно взято под контроль в результате сочетания жестоких репрессий со стороны режима и факта явной зависимости оппозиции от интересов империалистических держав, что снизило ее поддержку среди населения, классовая напряженность остается высокой.

Потеряв всякую уверенность в способности Лукашенко контролировать массовые протесты, даже путем насильственных репрессий, российская олигархия опасается, что сохранение его правления на фоне массовой оппозиции грозит спровоцировать огромное массовое забастовочное движение и распространиться на Россию и другие страны.

Вторая волна коронавируса сильно ударила по Беларуси. Правительство Лукашенко с самого начала пандемии проводило политику «стадного иммунитета». Сейчас в стране с населением чуть менее 9,5 миллиона человек официально зарегистрировано более 135 тысяч случаев заражения, а реальная цифра, несомненно, гораздо выше, поскольку тестирование крайне ограничено. Более 37 тысяч заболеваний зафиксировано за последний месяц — более 11 тысяч на одной только прошлой неделе. Экономический кризис имеет еще более серьезный характер. Реальная заработная плата продолжает снижаться, а правительство обсуждает вопрос о повышении цен на ряд основных продуктов питания, включая хлеб, мясо, молочные продукты и сахар. В ряде регионов уже повышены тарифы на проезд в общественном транспорте.