Корпоративная Америка ставит свои деньги на Байдена и демократов

Часть вторая

Патрик Мартин
24 октября 2020 г.

Это вторая часть статьи из двух частей. Первую часть можно прочитать здесь.

Кандидат в президенты от Демократической партии Джо Байден выглядит уверенно лидирующим в сравнении с Трампом в опросах, и внимание средств массовой информации переключилось на вопрос о том, какая партия будет контролировать Сенат после 3 ноября. Республиканцы в настоящее время имеют большинство в три мандата, 53–47, поэтому демократы должны завоевать три места, если Байден победит. Демократам нужно четыре места, если Байден проиграет, но такая комбинация крайне маловероятна, поскольку она предполагает не столько поражение Байдена, сколько значительное фиаско демократов.

Кандидат в президенты от Демократической партии, бывший вице-президент Джо Байден, выглядывает из крыши внедорожника, покидая собрание для сбора средств в среду, 25 сентября 2019 года, в Манхэттен-Бич, штат Калифорния. (Фото AP/Marcio Jose Sanchez)

В отношении сбора средств для избирательной кампании по выборам в Сенат демократы превосходят республиканцев с перевесом более чем в 50 процентов: $767 млн против $500 млн, — несмотря на то, что республиканцы имеют 23 мандата из 35, оспариваемых 3 ноября. В борьбе за 16 мандатов, которые считаются спорными (2 сейчас за демократами, 14 — за республиканцами), демократы сильно опережают противников по сборам: 643 миллиона к 415 миллионам долларов. Средний спонсорский пакет демократа равен 40 миллионам долларов, в то время как республиканец, в большинстве защищающий свое место, в среднем имеет 26 миллионов долларов.

Кандидаты в Сенат в большей степени, чем Байден, выиграли от притока небольших долларовых пожертвований в интернете, что в искаженном виде отражает массовую ненависть к правой политике Трампа и республиканцев. Но деньги корпораций и миллиардеров также играют значительную роль. Как мелкие, так и крупные пожертвования способствовали рекордному для демократов сбору средств в третьем квартале, причем многие претенденты-демократы в два и три раза опередили республиканцев.

Обычно действующие сенаторы имеют огромное преимущество в сборе средств сравнительно со своими соперниками, и это особенно касается республиканцев, зачастую имеющих более тесные связи с богатыми донорами. Но в 2020 году это не так, и эти диспропорции примечательны. По меньшей мере, восемь претендентов-демократов намного опередили защищающих мандат республиканцев. Трое из этих демократов собрали более 80 миллионов долларов каждый — поразительная сумма в борьбе за одно место в Сенате.

Демократ-кандидат Джейми Харрисон сообщил о сборе $86,9 млн в Южной Каролине по сравнению с $59,4 млн, собранных кампанией по переизбранию сенатора Линдси Грэма, заседающего в Сенате уже три срока. Оба кандидата собрали 146,4 миллиона долларов в относительно небольшом штате, где в 2016 году проголосовало всего 2 миллиона человек. Это дает более 70 долларов за голос.

В еще меньшем штате, Кентукки, кандидат-демократ Эми Макграт собрала 84,2 миллиона долларов для своей непростой борьбы против лидера сенатского большинства Митча Макконнелла, собравшего 53,4 миллиона долларов. В Аризоне кандидат от Демократической партии Марк Келли собрал $82,8 млн и опережает в опросах избирателей действующего сенатора-республиканца, Марту Максалли, которая собрала $50,9 млн.

Некоторые другие претенденты-демократы, хотя и привлекают меньше денег, имеют гораздо большее преимущество над республиканцами в опросах избирателей. В Айове предприниматель Тереза Гринфилд собрала 40,4 миллиона долларов против 21,8 миллиона долларов, собранных действующим сенатором Джони Эрнстом. В Северной Каролине бывший армейский десантник Кэл Каннингем собрал 43,4 миллиона долларов для своей кампании против действующего сенатора Тома Тиллиса, который собрал 20,9 миллиона долларов. В штате Мэн Сара Гидеон, лидер Демократической партии в Законодательном собрании штата, собрала 63,6 миллиона долларов для своей кампании против Сьюзен Коллинз, заседающей в Сенате уже три срока и собравшей менее половины этой суммы — всего 25,2 миллиона долларов.

В Колорадо опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что соперничества нет: демократы так далеко обогнали республиканцев, что демократические комитеты политических действий перенесли свои усилия в другие штаты. Обозреватели считают несомненной победу бывшего губернатора Джона Хикенлупера над сенатором-республиканцем Кори Гарднер. Хикенлупер обогнал действующего сенатора, собрав $ 36,7 млн в сравнении с $25 млн. у соперника. А в штате Монтана губернатор Стив Буллок собрал 38,1 миллиона долларов в противостоянии со Стивом Дейнсом, который собрал 24,5 миллиона. На Аляске миллионер-хирург-ортопед Эл Гросс опережает республиканца-сенатора Дэна Салливана, набрав $13,9 млн против $9,3 млн.

Наиболее явное финансовое неравенство наблюдается в Канзасе, где за сто лет ни один демократ не был избран в Сенат. Однако опросы общественного мнения указывают на близкое соперничество между бывшим сенатором-республиканцем Барбарой Боллиер, которая перешла к демократам всего два года назад, и конгрессменом-республиканцем Роджером Маршаллом. Им надо заполнить вакантное место, возникшее в связи с отставкой сенатора-республиканца Пэта Робертса. Боллиер собрала $ 20,7 млн. — почти в четыре раза больше, чем $5,5 млн у Маршалла.

В Джорджии разыгрываются оба места в Сенат из-за отставки по болезни сенатора Джонни Исаксона. Кандидаты-демократы Рафаэль Уорнок и Джон Оссофф собрали 46 миллионов долларов, в то время как республиканцы, Келли Лоффлер и Дэвид Пердью, оба мультимиллионеры, собрали 45,2 миллиона долларов.

Только в одном штате наблюдается финансовое преимущество республиканцев в ситуации близкого соперничества. Сенатор Джон Корнин от Техаса несколько опережает соперника-демократа Мэри Дженнингс Хегар — 29,6 млн к 20,6 миллионам долларов. Но это кажущееся преимущество иллюзорно. Базирующийся в Кремниевой долине демократический комитет политических действий Future Fund вкладывает в Техасе 28 миллионов долларов в поддержку кандидата от Демократической партии. Это больше, чем кандидат собрала самостоятельно. Эта рекламная поддержка пойдет на пользу не только Хегар, но и целой группе демократических кандидатов в Палату представителей, а также усилиям демократов отвоевать контроль над нижней палатой Законодательного собрания штата Техас.

Из двух мест демократов в Сенате, которые более всего находятся под вопросом 3 ноября, одно подтверждает и одно представляет собой исключение из этого сценария. В Алабаме действующий сенатор-демократ Даг Джонс опередил своего соперника-республиканца, бывшего футбольного тренера Томми Тюбервиля в пропорции $24,9 млн к $7,5 млн. Тем не менее демократ считается явным аутсайдером в этом консервативном штате. В Мичигане сенатор Гэри Питерс лидирует с небольшим преимуществом по сравнению с республиканским претендентом и бывшим морским десантником Джоном Джеймсом. У Питерса 35,7 миллиона долларов, у Джеймса — 33,9 миллионов. Только три действующих сенатора-республиканца собрали больше денег, чем Джеймс, потому что этого афроамериканца продвигает республиканское руководство Сената и президент Трамп в качестве маскировки своей реакционной политики.

Наконец, не менее важный вопрос состоит в том, что покупает корпоративная Америка этим потоком наличных денег в казну кандидатов в Сенат от Демократической партии? Бенефициарами этих корпоративных щедрот являются политические реакционеры, глубоко приверженные защите американского империализма за рубежом и крупного бизнеса внутри страны. Они лишь незначительно отличаются от своих правых оппонентов-республиканцев.

Из уже перечисленных кандидатов главным в послужном списке четверых является их опыт работы в армии или спецслужбах: Марк Келли — военный летчик и бывший астронавт; Эми Макграт была летчиком-истребителем морской пехоты, сейчас в отставке; Мэри Дженнингс Хегар летала на военных вертолетах в Афганистане; Кэл Каннингем был армейским рейнджером и до сих пор каждый год обучает новых рейнджеров в качестве офицера запаса. Эти четверо являются сенатским эквивалентом «демократов из ЦРУ», сыгравших столь заметную роль в захвате демократами Палаты представителей в 2018 году.

Среди других главных претендентов на пост сенатора от демократов: Джейми Харрисон из Южной Каролины — давний корпоративный лоббист; Тереза Гринфилд из Айовы — миллионерша-предприниматель; Эл Гросс из Аляски — миллионер-хирург, отец которого был генеральным прокурором штата; губернатор Монтаны Стив Буллок и бывший губернатор Колорадо Джон Хикенлупер, — оба провалившиеся кандидаты в президенты из правого крыла партии, которое выставило Байдена вместо них; наконец, Барбара Боллиер, которая была сенатором от Республиканской партии в Канзасе до смены ею партийной принадлежности в 2018 году.

Палата представителей находится сейчас под прочным контролем демократов, 232–197. В ней остаются пять вакантных мест, а один депутат является либертарианцем. Ожидается, что демократы увеличат свое представительство, хотя и в меньшей степени, чем в 2018 году, когда они отвоевали 41 место. Республиканские надежды на возвращение контроля в Палате представителей практически рухнули. Такое чудо потребовало бы чистого выигрыша за 21 место, но почти все демократы первого срока, получившие республиканские места в 2018 году, считаются вероятными победителями в этом году.

Демократы имеют меньшее преимущество в сборе средств на выборах в Палату представителей, чем в Сенат, собрав до 30 сентября 772 миллиона долларов, согласно заявкам FEC, по сравнению с 653 миллионами долларов в отношении кандидатов-республиканцев.

Однако общая сумма менее значительна, поскольку подавляющее большинство мест в Палате представителей находятся в округах, границы которых начертаны так, чтобы обеспечить победу одной партии независимо от того, сколько денег тратит другая. Например, республиканцы потратят $ 7 млн. на поддержку предпринимателя Ким Клачик против демократа Квейси Мфуме в округе Балтимора, который представлял покойный Элайджа Каммингс, и $9,4 млн — на поддержку миллионера-инвестора Лейси Джонсон против демократа Ильхан Омар в Миннеаполисе. Все ожидают, что Мфуме и Омар легко добьются переизбрания, несмотря на гораздо меньшие расходы.

Более важная цифра — это сколько тратится там, где наблюдается близкое соперничество. К таким относится менее 100 из 435 мест в Палате представителей. В этих спорных гонках участвуют 85 демократов, собравших более 3 миллионов долларов, но только 50 кандидатов-республиканцев сумели собрать такую же сумму. Среди этих претендентов есть те, кто борется на места республиканцев: Венди Дэвис и Джин Ортиз Джонс в 21-м и 23-м округах штата Техас собрали 7,2 млн и 5,9 млн долларов соответственно. Нэнси Горофф и Тедра Кобб во 2-м и 21-м округах штата Нью-Йорк собрали 5,1 млн и 5,5 млн долларов соответственно.

В 41 округе по выборам к Конгресс, где демократы первого срока защищают места, захваченные у республиканцев в 2018 году, перевес в сборе средств идет в пользу демократов: $ 216,5 млн к $98,2 млн. Только двое из 41 демократа имеют меньше средств на предвыборную кампанию, чем их соперник-республиканец.

Особенно превосходит других финансово группа из 11 новых демократических кандидатов в Палату представителей с опытом работы в армии и спецслужбах, которых МСВС назвал в 2018 году «демократами от ЦРУ». В своих 11 кампаниях по переизбранию «демократы от ЦРУ» собрали 62,5 миллиона долларов. Их 11 соперников-республиканцев собрали всего 21,4 миллиона долларов.

Все 11 «демократов от ЦРУ», вероятно, будут переизбраны, и к ним присоединится, по крайней мере, еще один кандидат от спецслужб. Джейк Окинклосс выиграл свои праймериз в традиционно контролируемом демократами 4-м округе в штате Массачусетс и является бесспорным фаворитом. 3 ноября, вероятно, победят еще несколько таких кандидатов: Джеки Гордон во втором избирательном округе Нью-Йорка; Дэн Фихан — в первом избирательном округе Миннесоты; Шри Престон Кулкарни — в 22-м избирательном округе Техаса и Джина Ортис Джонс — в 23-м избирательном округе Техаса.

Результатом выборов, таким образом, станет значительно усилившаяся группа «демократов от ЦРУ», включая Сета Моултона от Массачусетса, впервые избранного в 2014 году. Моултон основал комитета политических действий VoteVets, который в ходе двух последних выборов организовал вербовку и финансирование многих кандидатов из армии и разведки. Вместе с 11 избранными в 2018 году и еще несколькими победителями в 2020 году это составит «кокус» из почти 20 человек. Такая группа давления достаточна для того, чтобы оказывать значительное влияние на работу нового Конгресса, а также на действия будущей администрации Байдена.

Конец