Слушания по делу об экстрадиции Ассанжа завершаются в лондонском суде Олд-Бейли, решение будет принято 4 января

Томас Скриппс
7 октября 2020 г.

Слушания по делу об экстрадиции Джулиана Ассанжа завершились 1 октября так же, как и начались, — отказом в его законном праве на справедливое судебное разбирательство. Окружной судья Ванесса Барайцер отказалась принять во внимание дополнительные свидетельства о вопиющем злоупотреблении правительством США надлежащей правовой процедуры.

Когда четыре недели назад началась доказательная фаза слушания, Барайцер отклонила просьбу защиты о том, чтобы исключить из рассмотрения дополнительные обвинения, выдвинутые против Ассанжа в последний момент американскими прокурорами в форме нового обвинения, заменяющего прежнее обвинение. Она отклонила последующее ходатайство защиты об отсрочке. Такая отсрочка могла дать защите возможность ответить на новое обвинительное заключение. Принятое ею 1 октября решение делает любое опротестование почти невозможным.

Выступая от имени защиты, Марк Саммерс QC [ранг адвоката, королевский советник] подал ходатайство о принятии в качестве доказательства нового заявления, подготовленного адвокатом Ассанжа и ветераном правозащитной кампании Гарет Пирс. В заявлении защиты подробно излагались «вопросы, которые были бы подняты в качестве доказательств, изучены в качестве доказательств и потенциально изложены в виде ходатайств, если бы было больше или достаточно времени для ответа на новые и различные утверждения». Это обеспечило бы необходимую основу для защиты, чтобы представить аргументы в заключительном ходатайстве адвокатов защиты о злоупотреблении правительством США надлежащей правовой процедуры.

После возражений со стороны обвинения Барайцер отказалась принять это заявление.

Это лишь последнее из серии юридических злоупотреблений, совершенных против Ассанжа. Ранее в тот же день адвокат Эдвард Фитцджеральд QC обобщил представленные Пирс доказательства того, что США неоднократно срывали и нарушали подготовку судебного дела основателя WikiLeaks.

В заявлениях Пирс говорится о том, что «юридически привилегированные материалы Ассанжа были изъяты из посольства [Эквадора]» после его ареста, о «вторжении в ход юридически привилегированных встреч» между ней и Ассанжем со стороны американских агентств и о «затруднении в подготовке к этим процедурам экстрадиции», которое эти действия вызвали. Она отмечает, что США не дали никаких заверений относительно того, «что продолжающееся представительство [интересов] господина Ассанжа не было, не является и не будет предметом незаконного вторжения со стороны американских агентств».

Пирс провела многие годы в борьбе с некоторыми из самых печально известных случаев государственной преступности, включая судебный подлог в отношении Джудит Уорд, дело Гильдфордской четверки, дело Бирмингемской шестерки, гонения на шахтеров во время забастовки горняков 1984–85 годов, убийство полицией Жана Шарля де Менезеса и дела многих лиц, задержанных по обвинению в терроризме. Попытки Пирс обуздать власть, секретность и злоупотребления государства происходили на фоне все более полного превращения правовой системы в орудие империалистического варварства.

Этот факт был подчеркнут вторым важным постановлением Барайцер, принятым 1 октября, в котором говорилось, что речь, произнесенная генеральным прокурором США Уильямом Барром 16 сентября, также не может быть признана в качестве свидетельств. В этой речи Барр повторил свое мнение о том, что «исполнительная власть обладает практически неограниченными [прокурорскими] полномочиями». Другими словами, если президент Трамп хочет, чтобы Ассанж был заключен в тюрьму на всю жизнь, то законно это или нет — не имеет значения. Защита пыталась ввести эти комментарии в судебное разбирательство в качестве доказательства того, что обвинение Ассанжа является политически мотивированным.

Речь Барра была произнесена после того, как распространились сообщения о его телефонном разговоре с федеральными прокурорами, в котором он просил их рассмотреть возможность того, чтобы выдвинуть против протестующих в США обвинение в «подстрекательстве к мятежу». Выступление генерального прокурора 16 сентября было в духе этого предложения. Оба выступления направлены на построение президентской диктатуры в рамках подготовки массированного наступления на рабочий класс. Попытка уничтожить Ассанжа тесно связана с этими шагами в сторону диктаторских форм правления в американском правящем классе.

Барайцер сказала, что речь Барра, по-видимому, была «одной из тех, которые Генеральный прокурор делает в порядке рутины». То, что британский судья сделала такое заявление и приняла подобное решение, не удивительно. Первым судьей, назначенной для рассмотрения дела об экстрадиции Ассанжа, была Эмма Арбутнот. Позже выяснилось, что ее муж и сын были тесно связаны с британскими спецслужбами — ее муж, консервативный лорд Арбутнот из Эдрома, упоминался в документах, опубликованных WikiLeaks. Кроме того, сама судья Арбутнот получала финансовые выгоды от сотрудничества с двумя организациями, связанными с британским министерством иностранных дел.

Этот вопиющий конфликт интересов вынудил Арбутнот уйти в тень, но она никогда не заявляла об этом конфликте и продолжает нести ответственность за руководство младшими судьями в своей юрисдикции. Она даже отказалась взять самоотвод от процесса по делу Ассанжа. Правда, текущее ведение дела было передано судье Барайцер.

С тех пор Барайцер держала Ассанжа под стражей более года, неоднократно отказывала ему в освобождении под залог и отклоняла ходатайства об улучшении условий его содержания в тюрьме. 1 октября она объявила, что вынесет свое решение об экстрадиции Ассанжа в 10 часов утра 4 января, оставляя его запертым в тюрьме строгого режима Белмарш еще на три месяца — ужасный риск его здоровью. Защита представит свое заключительное ходатайство в письменном виде через четыре недели, а обвинение — через две недели после этого.

Ясное намерение Барайцер состоит в том, чтобы проштамповать запрос США об экстрадиции под завесой секретности. Не допустив в зал суда в день открытия слушаний 40 наблюдателей за судебным процессом — в том числе представителей Amnesty International, «Репортеров без границ» и парламентариев ЕС, — Барайцер может рассчитывать на фактическую цензуру судебного разбирательства со стороны корпоративных СМИ.

Сцена у здания суда в четверг, 1 октября (Источник: Nathalie Avesta)

В течение последних четырех недель были заслушаны свидетельства, подробно описывающие отвратительный каталог военных преступлений и пыток, которые никогда не были бы доказаны, если бы не WikiLeaks и героическая журналистика Ассанжа. Однако на скамье подсудимых находятся не военные преступники и палачи, а Ассанж, которому было отказано в праве голоса в ходе судебного разбирательства. За все это время, кроме убогих передовиц, выразивших свое формальное несогласие с его экстрадицией четыре недели назад, пресса и глазом не моргнула.

То же самое можно сказать и о каждом члене парламента, сидящем менее чем в трех километрах от Олд-Бейли.

Опыт прошлого месяца ведет к одному-единственному выводу: в защиту Ассанжа должен вмешаться международный рабочий класс. Против Ассанжа объединились все структуры государства: его судебная система, парламент и средства массовой информации. Ясно, что рабочий класс является единственным защитником и сторонником демократических прав. В течение следующих трех месяцев Мировой Социалистический Веб Сайт и Партия Социалистического Равенства не пожалеют усилий, чтобы направить эту социальную силу на глобальную борьбу за свободу основателя WikiLeaks.