Пандемия неравенства: Как американский капитализм ставит прибыли выше жизней

Андре Деймон
6 июля 2020 г.

Соединенные Штаты переживают разрушительное возрождение пандемии COVID-19. Во вторник, 30 июня, тесты у 50 701 человека дали положительный результат на коронавирус, — новый рекорд по этому показателю. В течение семи дней подряд США регистрировалось более 40 тысяч новых случаев заболевания, и число ежедневных заболеваний на этой неделе в два раза превышает то, что наблюдалось в начале июня.

Число погибших в настоящее время составляет 130 тысяч человек. Это примерно равно общей сумме боевых потерь США в Первой мировой войне, войне во Вьетнаме и Корейской войне. При нынешних темпах распространения болезни в Соединенных Штатах к концу этого месяца число ежедневных случаев заболевания может достигнуть 100 тысяч. К концу лета число погибших вполне может дойти до четверти миллиона человек.

Но бесчисленные телевизионные репортажи и газетные колонки, посвященные пандемии, не рассматривают экономические интересы, лежащие в основе этой катастрофы.

Руководители финансовой компании Kensington Capital Acquisition Corp. празднуют рекордный рост индексов при закрытии Нью-Йоркской фондовой биржи 26 июня 2020 года. (New York Stock Exchange via AP Images)

Дело заключается в том, что возрождение пандемии является результатом сознательной политики, проводимой администрацией Трампа, но поддерживаемой всем политическим и медийным истеблишментом. Эта политика состоит в подчинении потребностей общества интересам финансовой олигархии.

За последние три месяца более 115 тысяч американцев умерли от COVID-19 и 45,5 миллиона потеряли рабочее место в условиях беспрецедентной медицинской, социальной и экономической катастрофы.

Но для фондового рынка и американской финансовой олигархии дела складываются совсем по-другому. В разгар худшего за столетие экономического кризиса в мирное время, — это определение дала Организация экономического сотрудничества и развития, — индекс Dow Jones Industrial Average показал самый крутой рост за последние три десятилетия.

Индекс Доу-Джонса вырос на 18 процентов во втором квартале (апрель-июнь) этого года, что представляет самый большой квартальный рост с 1987 года. Индекс Nasdaq рос еще быстрее, поднявшись на 30,6 процента за квартал и превысив на 12 процентов свой уровень в начале года.

Огромный рост стоимости акций привел к увеличению богатства американской финансовой олигархии. По данным Института политических исследований (Institute for Policy Studies), с 18 марта состояние американских миллиардеров выросло на 20 процентов или на 484 миллиарда долларов. С 18 марта по 17 июня совокупный капитал американских миллиардеров (это более 640 человек) подскочил с $2,948 трлн до $3,531 трлн.

В результате подъема на фондовом рынке состояние пяти богатейших людей Америки — Джеффа Безоса, Билла Гейтса, Марка Цукерберга, Уоррена Баффета и Ларри Эллисона — выросло в общей сложности на 101,7 миллиарда долларов или на 26 процентов.

Генеральный директор компании Tesla Илон Маск, самый высокооплачиваемый генеральный директор в мире, за последний год удвоил свое личное состояние.

На этой неделе Tesla обогнала «Тойоту», став автопроизводителем с самой большой в мире рыночной стоимостью. Цена акций Tesla выросла за последние 12 месяцев в пять раз, увеличившись с 230 до 1100 долларов.

Комментируя это сообщение, газета Financial Times писала:

«Даже если компания не покажет прибыли за квартал, кончающийся в июне, это будет первый раз, когда бизнес был в плюсе в течение четырех кварталов подряд.

В то время как акции Toyota торгуются на уровне, который оценивает бизнес в 16 раз больше его прибыли, акции Tesla торгуются на множителе, почти в 220 раз превышающем прибыль компании, намного превышая любой другой автомобильный бизнес и почти вдвое превышая кратность, наблюдаемую среди технологических гигантов, таких как Amazon».

Такие безумные оценки стоимости акций являются результатом массированного вмешательства правительства в дела финансовых рынков. Это взвинтило цены на акции до астрономических высот даже в условиях коллапса реальной экономики.

Начиная с первой вспышки COVID-19, все действия правительства США были направлены на защиту и расширение богатства финансовой олигархии. В январе и феврале, когда эксперты в области государственного здравоохранения как в правительстве, так и за его пределами пытались забить тревогу, администрация Трампа преуменьшала опасность, исходящую от пандемии, а средства массовой информации попросту игнорировали COVID-19.

В марте, когда переполненность больниц сделала невозможным просто игнорировать пандемию, ответом правящего класса стало не повышение расходов на здравоохранение, а масштабное спасение финансовой олигархии.

Федеральная резервная система (ФРС) ответила на экономический кризис, вызванный пандемией, тем, что предоставила около 4 триллионов долларов экстренного кредитования банкам и крупным финансовым учреждениям. Конгресс подкрепил действия Федерального резерва принятием так называемого законопроекта CARES Act.

В статье журнала Foreign Affairs отмечалось: «В течение марта и первой половины апреля ФРС вкачала в экономику более 2 триллионов долларов, что почти вдвое больше, чем в течение шести недель после падения Lehman Brothers. Между тем рыночные экономисты прогнозируют, что к концу 2021 года центральный банк купит более $5 трлн дополнительных облигаций, что затмит его совокупные покупки с 2008 по 2015 год».

В том же номере этого авторитетного журнала другая статья отмечала: «Такой уровень расходов не имеет прецедента в истории — даже близко не сравнится. Ни во время войны. Ни в мирное время. Никогда».

Как только спасение Уолл-стрит было обеспечено, весь политический и медийный истеблишмент перешел к требованию возвращения к работе. Заявление обозревателя New York Times Томаса Фридмана о том, что «лечение» (то есть закрытие предприятий для предотвращения распространения COVID-19) не может быть «хуже, чем болезнь», стало государственной политикой. Во главе ее встал Трамп, но ее проводили также демократы и республиканцы по всей стране.

Все существенные меры по сдерживанию пандемии были отменены, и рабочие каждой отрасли, в каждом штате были вынуждены либо вернуться на свои рабочие места, которые являются очагами заболевания, либо оказаться лишенными пособий по безработице.

В период ограниченной экономической активности ничего не было сделано для создания инфраструктуры здравоохранения. Федеральное финансирование тестирования и отслеживания контактов — единственные действенные меры по сдерживанию пандемии — составляет менее одного процента от общего объема федеральных расходов на борьбу с пандемией. И это дает соответствующие результаты. По всей стране всего 28 тысяч человек заняты отслеживанием контактов, что составляет менее одной десятой от того числа, к которому призывал бывший директор Центра по контролю и профилактике заболеваний США Том Фриден.

Ситуация с тестированием еще хуже. Согласно одному опросу, проведенному National Public Radio и Гарвардским университетом, страна должна иметь вдвое больший потенциал тестирования, чтобы сдержать пандемию, и в восемь раз больший потенциал тестирования, чтобы подавить болезнь и искоренить ее.

Корпорациям было разрешено скрывать вспышки COVID-19 как от рабочих, так и от федеральных инспекторов министерств здравоохранения и труда. При этом Управление по охране труда (Occupational Safety and Health Administration) назначило всего один штраф за нарушения правил на рабочем месте, связанные с COVID-19, несмотря на тысячи жалоб.

Что еще хуже, всего через три недели истекает срок действия федерального пособия по безработице в размере 600 долларов в неделю, принятого в рамках закона CARES Act. Это сразу повергнет десятки миллионов безработных в нищету.

В последние недели средства массовой информации были бесконечно заняты пропагандой расовых различий. В то время как администрация Трампа при поддержке демократов сосредоточилась на обвинении Китая, демократы наращивают свою милитаристскую риторику против России.

Однако в реальном мире социальная политика определяется классовыми интересами. Неспособность Соединенных Штатов сдержать COVID-19 является прямым следствием того, что ею правит финансовая олигархия, интересам которой подчинена вся политика.

В то время как первые шесть месяцев этого года все события определялись политикой правящего класса и неуклонным распространением пандемии, есть много признаков того, что рабочий класс начинает выдвигать свои собственные требования в ответ на кризис.

Рабочие компании Fiat Chrysler в Детройте прекратили работу и сформировали низовые комитеты безопасности для защиты своих интересов, в то время как сотни медсестер в Риверсайде, штат Калифорния, объявили забастовку. К ним присоединяются рабочие Amazon в Германии, требующие безопасных рабочих мест, медсестры в Зимбабве, требующие прожиточного минимума, и рабочие в Турции, выступающие против атак правительства Эрдогана на пособия по безработице.

Борьба с пандемией должна вестись не только на медицинском, но и на политическом фронте. Нарастающая глобальная борьба рабочего класса должна быть объединена и вооружена политической программой реорганизации общества на социалистической основе.