Классические музыканты сталкиваются с беспрецедентными трудностями в условиях пандемии

Фред Мазелис
18 июня 2020 г.

По мере того как глобальная пандемия коронавируса приближается к полугодовой отметке ее разрушительное воздействие в области искусств становится все более очевидным. Концерты, театр и все масштабные представления сталкиваются с огромными препятствиями, прежде чем смогут возобновить какие-либо выступления.

В области классической музыки музыканты и связанные с ними театральные сотрудники сталкиваются не только с длительной безработицей, но и с перспективой того, что их работа и карьера могут никогда не возобновиться. Один опрос десятков тысяч музыкантов в Великобритании показал, что, по меньшей мере, пятая часть респондентов считает, что их карьера закончится из-за пандемии. Почти половина этих профессиональных исполнителей не охвачена адекватной программой государственной помощи тем, кто сталкивается с потерей рабочего места из-за COVID-19.

Королевский Альберт-холл в Лондоне (Источник – Diliff)

Проблема, которая стоит перед всеми музыкальными коллективами и концертными площадками — как большими, так и малыми, — была подчеркнута появившимся на этой неделе объявлением, что Нью-Йоркский филармонический оркестр отменяет свою программу не только на лето, но и на осень 2020 года. Объявление вышло буквально через несколько дней после аналогичного заявления Метрополитен-оперы. Дебора Борда, исполнительный директор филармонического оркестра, сказала, что, возможно, оркестру придется отменить и вторую часть сезона 2020–2021 годов.

Газета Guardian сообщает, что такие крупные британские музыкальные центры, как Королевский Альберт-холл и South Bank в Лондоне, предупредили о «неизбежной катастрофе». Всемирно известный Королевский оперный театр, где «выступают сто человек на сцене, сто в яме оркестра при аудитории в 2700 зрителей», может продержаться лишь несколько месяцев, учитывая, что получаемая им от государства субсидия покрывает всего 20 процентов расходов. Ему нужно было даже до пандемии продавать 95 процентов своих билетов, чтобы сводить концы с концами. Директор знаменитого лондонского Уигмор-холла предупредил о том, что «оркестры в ближайшие 12 недель могут пойти в расход».

Саймон Рэттл, в настоящий момент дирижер Лондонского симфонического оркестра, а ранее главный дирижер Берлинского филармонического оркестра, сказал о своих музыкантах: «Я отчаянно беспокоюсь за свой оркестр в Лондоне. Меня ужасают финансовые трудности, которые им предстоит пережить».

Людвиг Ван, музыкальный сайт в Канаде, недавно сообщил о результатах опроса слушателей классической музыки, который показал глубину проблем, стоящих перед «живыми» музыкальными концертами. Более 60 процентов посетителей концертов заявили, что намерены ждать еще полгода после того, как будут сняты правительственные ограничения на выступления перед большой аудиторией, прежде чем они вернутся в концертный зал. Большинство будет ждать, пока не будет найдено эффективное лечение от коронавируса или не будет разработана доказавшая свою эффективность и широко доступная вакцина. Вполне понятное опасение этой аудитории, которая включает высокую долю пожилых людей, подвергающихся более высокому риску COVID-19, лишь подчеркивает преступную халатность правительств по всему миру, стремящихся возобновить работу экономики и принуждающих рабочих возвращаться на свои рабочие места без обеспечения эффективных мер безопасности.

Нью-Йоркский филармонический оркестр

Некоторые источники возлагают надежды на выступления на открытом воздухе в летние месяцы, когда социальное дистанцирование вполне возможно, а отсутствие стен делает передачу болезни менее вероятной. Были высказаны предположения о «социально дистанцированных» оркестровых концертах, где стулья расположены на расстоянии двух метров друг от друга. Однако такое решение связано с многочисленными осложнениями и трудностями: теснота в вестибюлях, использование туалетов, очереди при покупке билетов и входе в зал, а также возможную необходимость проверять посетителей концерта на наличие признаков болезни. Кроме того, концерты со зрительской аудиторией в 20–30 процентов вместимости гарантированно убыточны.

Не менее труден вопрос обеспечения безопасности самих исполнителей. Местная общественная радиостанция, обслуживающая небольшой город Эшвилл в штате Северная Каролина, недавно взяла интервью у дирижера Симфонического оркестра Эшвилла Дарко Буторака. Он сказал: «Струнные секции, например, если понадобится, мы можем надеть маски. Это обеспечит определенный уровень защиты, и мы можем сидеть довольно далеко друг от друга. Но духовые и латунные секции генерируют больше аэрозоля, чем даже дыхание. Это все равно что постоянно чихать. И если мы не чувствуем себя в безопасности в этой среде, мы не можем позволить большому оркестру выступать».

Эти соображения в равной степени применимы и к вокалистам, и к солистам, и к хору. Хоровые концерты, от местных любительских коллективов до более известных профессиональных хоров, нельзя проводить, пока продолжается пандемия. Все эти факторы делают маловероятными большие живые выступления до разработки эффективной вакцины. Все чаще можно услышать рассуждения, что концертные сезоны возобновятся только в 2022 году.

Дирижер из Эшвилла предполагает, что будущие программы смогут тяготеть к более коротким по времени произведениям, как из эпохи барокко, так и музыки ХХ века. Однако основной репертуар классической музыки с середины XIX до середины XX века чрезвычайно сложно исполнять вживую. Представления с произведениями Брамса, Дворжака и Чайковского, не говоря уже о Малере, Брукнере и Штраусе, пойдут в последнюю очередь.

Саймон Рэттл (Источник – Monika Rittershaus)

Как и во всех других сферах жизни, пандемия коронавируса вызвала и обнажила глубинный кризис в мире классической музыки. Бизнес-модель, на которой основано музыкальное исполнение, все больше опирается на высокие цены билетов и особенно на покровительство части сверхбогатых, того самого класса, чей контроль над экономикой привел к криминальной неготовности к COVID-19 и с тех пор вызвал экономический крах.

Более того, нынешнее состояние культурной жизни в целом крайне неудовлетворительно. Резкий разрыв между «высокой» и «низкой» культурами и повсеместная деградация популярного искусства являются неизбежным продуктом беспрецедентного социального неравенства. Пандемия ускорила и выдвинула на первый план процессы, которые были налицо уже давно.

В то время как компании классической музыки в Германии и других странах Европы получают гораздо большие субсидии, чем в Великобритании, в США ситуация еще хуже. Оркестры и оперные труппы наносят имена богатых покровителей на программы, кресла в зале и даже на названия оркестровых позиций. Такая пошлость ярко иллюстрирует банкротство и иррациональность капитализма XXI века, где олигархи потакают своему тщеславию, создавая условия, ведущие к исчезновению музыкальных и других живых выступлений.

Музыканты сталкиваются с теми же проблемами, что и рабочий класс в целом. Решение проблемы кроется не в различных схемах по изменению обанкротившегося status quo, а в совместной борьбе по защите культуры наряду с рабочими местами, образованием, здравоохранением и всеми другими основными правами и достижениями цивилизации. Кризис культурных организаций связан с проблемами многих миллионов людей, потерявших работу или вынужденных вернуться к опасным условиям.

Возрождение музыкальной жизни требует, прежде всего, масштабного финансирования и международно-координируемой кампании по искоренению COVID-19 и подготовке к подобным пандемическим угрозам в будущем.

Музыканты, как и все рабочие, должны бороться за полную компенсацию потерянного заработка на время пандемии. Это должно сопровождаться борьбой за полное государственное финансирование искусства и художественного образования, масштабным расширением аудитории для музыки и других исполнительских искусств, а также обеспечением образования и возможностей карьерного роста для всех. Это возможно, однако, только в рамках социалистической реорганизации экономической жизни, что поставит ресурсы общества под контроль огромного трудящегося рабочего большинства.