Эта неделя в истории

25 лет назад: Кастро склоняется перед империализмом по вопросу иммиграции

21 сентября 2019 г.

9 сентября 1994 года между правительствами Кастро и Клинтона было подписано соглашение о предотвращении дальнейшего неконтролируемого потока иммиграции, идущего с Кубы в Соединенные Штаты. Эта сделка стала еще одним шагом в цепи капитуляций буржуазно-националистического режима Кастро перед империализмом.

Кубинский переговорщик Рикардо Аларкон принял условия, продиктованные администрацией Клинтона, которые были выдвинуты еще до начала переговоров. Между договаривающимися сторонами не было никаких обсуждений относительно продолжающегося эмбарго США против Кубы, длившегося на тот момент более трех десятилетий, что сузило рамки сделки по вопросу иммиграции. Продолжая империалистическую блокаду и мотивируя ее озабоченностью проблемами демократии и прав человека, администрация Клинтона настаивала на том, чтобы кубинское правительство использовало диктаторские методы против иммигрантов, ищущих убежища от экономического и социального опустошения в их стране, спровоцированного самими же США.

Карта, показывающая близость Кубы к американскому штату Флорида

Должностные лица Госдепартамента с самого начала выступили против заявления Аларкона о том, что «убеждение всегда будет основным практикуемым методом» в деле воспрепятствования иммиграции из страны. Представитель США потребовал, чтобы «акции задержания начались незамедлительно».

Через пять дней после подписания соглашения газета Коммунистической партии Кубы Granma сообщила: «Цель была достигнута без какого-либо инцидента, никто не был убит или ранен, не пролилось ни одной капли крови».

Это соглашение санкционировало бессрочное задержание более 15 тысяч беженцев на военно-морской базе США в Гуантанамо, на территории которой несколько недель до того был организован специальный фильтрационный лагерь для размещения перехваченных 1300 гаитянских беженцев, спасавшихся от насилия со стороны американского империализма на Гаити. Задержанным кубинским беженцам разрешалось покинуть центр задержания только в случае их согласия вернуться на Кубу. Правительство США продолжало ужесточать экономические санкции против Кубы, включая запрет переводов денежных средств от кубинских американцев своим родственникам, которые продолжали жить на острове.

Кубинские чиновники приветствовали это соглашение и выступили с заявлениями, призывающими всех беженцев подчиниться запрету на иммиграцию, чтобы доказать США, что «мы являемся страной, обладающей серьезным достоинством, которая знает, как выполнять свои обязательства и будет их выполнять». Подписанное соглашение стало, наряду с другими жестами, последовавшими от лица Гаваны, демонстрацией решимости продолжать перестройку своей экономики по капиталистическому пути развития.

Волна иммиграции, известная как «кризис бальсеро» [исп. balsa — плот], возникла в конце лета — начале осени 1994 года и длилась в течение пяти недель. Реагируя на произошедшие 5 августа беспорядки на гаванской набережной Малекон (Maleconazo), Фидель Кастро заявил, что любой житель, который хочет покинуть остров, может свободно уехать с него. После этого заявления около 35 тысяч человек попытались бежать на самодельных плотах, — большой прирост по сравнению с 5 тысячами человек в предыдущем году.

Кубинский кризис стал непосредственным следствием распада Советского Союза несколькими годами ранее. В результате этого катастрофического события Куба потеряла основной источник внешней торговли, туризма, а также прямые денежные субсидии, которые ежегодно составляли несколько миллиардов долларов. В поисках соглашения с американским империализмом кубинская революция завершила свой поворот на 180 градусов. Начало было положено при Фиделе Кастро и Че Геваре, когда националистическая борьба под их руководством пошла по пути заимствования социалистической риторики, повернув в сторону Советского Союза — после того, как Соединенные Штаты попытались уничтожить кубинский режим.