World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Четвертый Интернационал

Версия для распечатки

Марксизм и псевдо-левые: Интервью Дэвида Норта на Лейпцигской книжной ярмарке


22 апреля 2016 г.

18 марта Дэвид Норт, председатель международной редакционной коллегии Мирового Социалистического Веб Сайта, представил на книжной ярмарке в Лейпциге (Германия) новое немецкое издание своей работы Франкфуртская школа, постмодернизм и политика псевдо-левых: Марксистская критика (The Frankfurt School, Postmodernism and the Politics of the Pseudo-Left: A Marxist Critique). После презентации книги репортер газеты Schattenblick взял у Норта интервью. Оно было опубликовано 29 марта и размещено на веб-сайте Schattenblick. С разрешения Schattenblick интервью следует ниже.

Schattenblick: Как бы Вы объяснили среднему посетителю Лейпцигской книжной ярмарки, не имеющему ни малейшего представления о левой политике, разницу между реальными левыми и псевдо-левыми?

Дэвид Норт: Я привел в своей книге краткое определение «псевдо-левых»: «Понятие “псевдо-левый” относится к политическим партиям, организациям и теоретическим/идеологическим тенденциям, которые используют популистские лозунги и демократические фразы для продвижения социально-экономических интересов привилегированных и преуспевающих слоев среднего класса».

Дэвид Норт выступает на презентации своей книги Франкфуртская школа, постмодернизм и политика псевдо-левых: Марксистская критика на Лейпцигской книжной ярмарке

Я стремлюсь показать, что псевдо-левые представляют собой состоятельные слои среднего класса, защищающие различные формы политики идентичности. Их сосредоточенность на расовых и национальных признаках, сексуальной ориентации и гендерных различиях, в основном, связана с конфликтами внутри богатейших 10 процентов населения. Даже в пределах этого привилегированного слоя существует неравное распределение богатства. Имеется значительная неудовлетворенность тем, что наибольшая часть богатства, даже в этой зажиточной части общества, достается самому богатому 1 проценту.

Это приводит к возникновению политики идентичности, в том числе того, что мы называем в Соединенных Штатах «антидискриминационными мерами» (affirmative action). Сюда входят требования увеличить квоты, выделить определенный процент должностей для определенных меньшинств, а в своих крайних проявлениях это выражается в стремлении добиться того, чтобы преподавателями студентов из числа меньшинств и женщин были только профессора их собственного пола и расы. Требования такого рода направлены на обеспечение более приемлемого распределения богатства среди наиболее богатого слоя в обществе. Преследование этих требований со стороны так называемых левых организаций не имеет ничего общего с борьбой рабочего класса. Роль псевдо-левых до сих не осознается, поэтому столь многие были в шоке после того, как «Сириза» пришла к власти в Греции и почти сразу начала отказываться от всех своих прежних требований и обещаний.

Вчера мне подарили выпуск Junge Welt [газета Левой партии в Германии]. Я был поражен тем фактом, что этот номер газеты был посвящен в основном вопросам, связанным с личностной сексуальной ориентацией. Junge Welt фокусируется на этих вопросах в тот момент, когда Германия стремительно движется в сторону ремилитаризации. Как я только говорил в своих замечаниях на презентации книги, Германия снова движется к тому, чтобы стать мировой державой. Разве это не является проблемой, на которой должна сконцентрироваться левая газета? Почему в Германии нет каких-либо значимых антивоенных демонстраций? Почему здесь нет организованной оппозиции войне?

Наша партия в Германии приняла участие в серьезном политическом конфликте по поводу присутствия правых элементов на факультете Гумбольдтского университета в Берлине. Однако за пределами нашего движения едва ли было какое-либо общественное противодействие таким людям, как профессор Йорг Баберовски. Его защищала даже Левая партия [1].

Когда говорится о псевдо-левых, то под этим подразумеваются союзники империализма, которые узаконивают и поддерживают неоколониальные военные операции, используя права человека в качестве предлога. Это «левые», не имеющие ничего общего с левой политикой в понимании Маркса, Энгельса, Ленина, Троцкого, Каутского, Люксембург, Либкнехта, Меринга и многих других важнейших фигур в революционной истории.

SB: В Германии есть активисты движения, которые протестуют, например, против атомных электростанций и использования угля. Они организуют мероприятия, вроде приковывания себя к деревьям или железнодорожным путям для выражения своей оппозиции к существующим условиям. В то же время многие из них отвергают коммунизм. Как можно добраться до этих людей, которые чувствительны к социальным противоречиям и хотят что-то сделать для их преодоления?

ДН: Я не сомневаюсь в искренности многих людей, которые участвуют в акциях протеста, связанных с вопросами, упомянутых Вами. Я не нападаю на чьи-то личные мотивы. Но мы должны внимательно изучать политические тенденции и исследовать их объективное социальное содержание. Протесты, связанные с экологическими проблемами, хотя и легитимные, не обязательно имеют четко определенный классовый характер. В частности, в Германии существует давняя традиция различных форм того, что Георг Лукач довольно точно описал как «романтический антикапитализм» [2].

Индивидуалистический антикапитализм, который мотивируется тем, что капиталистическая среда ущемляет личный образ жизни и индивидуальные интересы, социально не укоренен. Известным представителем такого направления был Густав Ландауэр, являвшийся антимарксистским антикапиталистом [3]. В частности, он выступал против увязывания социалистической политики с мобилизацией рабочего класса как ведущей и решающей революционной силы.

То, что Вы описали в своем вопросе, представляются мне как анархические мелкобуржуазные движения. Мы видели нечто подобное в Соединенных Штатах в виде движения «Оккупируй Уолл-стрит». К чему оно привело? Ни к чему! Среди проблем, которые должны быть преодолены, — и которые глубоко засели в мировоззрении многих радикальных тенденций, — это отчужденность от рабочего класса и недоверие к нему.

Одним из идеологических последствий влияния Маркузе было то, что многие радикалы были заражены глубокой враждебностью по отношению к рабочему классу [4]. Маркузе неоднократно подчеркивал, что рабочий класс, особенно в Соединенных Штатах, является реакционной силой, и что рабочие, по сути, фашисты. Он не понимал абсолютно ничего относительно рабочего класса. Однако эти антирабочие предубеждения остаются сильны и по сей день.

Меня спрашивали, почему в ходе первичных выборов в США Дональд Трамп находит поддержку среди слоев белых рабочих. Это в самом деле так, но при этом постоянно происходит так, что одни и те же рабочие говорят, что они будут голосовать в ноябре либо за Дональда Трампа, либо за Берни Сандерса. Это означает, что они ищут альтернативу существующей системе. Мелкобуржуазные псевдо-левые, о которых я уже говорил, не имеют абсолютно ничего, что сказать рабочему классу.

SB: Существуют ли классово-сознательные рабочие?

ДН: Прежде всего, есть рабочий класс, и он является угнетенным классом. Мы не должны забывать классиков марксизма. Великие представители марксистской интеллигенции, начиная с Маркса и Энгельса, стремились развивать социалистическое сознание в рабочем классе. Они понимали, что рабочий класс представляет собой главную объективную силу социалистической революции. Тем не менее, как было сказано, рабочий класс угнетен, и он не в силах спонтанно развить социалистическую теорию. Она будет развиваться в ходе серьезной борьбы.

Трудности нашего времени находят свое выражение в Вашем вопросе: существует ли рабочий класс? Стоит отметить, что в Соединенных Штатах понятие «рабочий класс» отвергается. Ни один политик не использует данный термин, и это касается также и Берни Сандерса. Он говорит только о «среднем классе». Другими словами, ни в одной другой стране само существование рабочего класса не отрицается с такой настойчивостью, как это происходит в стране с одной из крупнейших в мире численностью рабочих!

Это возвращает нас к вопросу о влиянии прошлых поражений рабочего класса в Европе на деморализацию интеллигенции. Взгляды Франкфуртской школы, к которой принадлежал Маркузе, отразили глубокий политический пессимизм, приведший его к отказу от рабочего класса. Но поражения прошлого не доказали нереволюционный характер рабочего класса. Необходимо было изучать причины поражений. Но Маркузе никогда не исследовал роль Коммунистических партий. Он никогда не пытался выработать политическую критику сталинизма.

SB: Не правда ли, что Маркузе работал на американские спецслужбы? [5]

ДН: Да. Это было выражением его пессимизма.

SB: Здесь на Лейпцигской книжной ярмарке проявляется интерес к литературе. Какова роль культуры в мировоззрении троцкизма?

ДН: Я являюсь председателем редакционной коллегии Мирового Социалистического Веб Сайта. МСВС уделяет огромное внимание вопросам, связанным с культурой. Мы видим вопрос так, что политический кризис находит свое отражение в сфере культуры, — например, в очень низком уровне современного кино.

Мировой Социалистический Веб Сайт только что опубликовал рецензию на роман Purity [Чистота] Джонатана Франзена. Это очень плохой роман. Проблемы политики и культуры взаимосвязаны. Мы хотели бы видеть возвращение подлинного революционного реализма, но это не означает, — как всегда необходимо подчеркивать, — «социалистический реализм» или сталинистский «реализм». Наша концепция реализма понимает под этим понятием те явления культуры, когда ставятся проблемы нашего времени в том виде, как они отражаются в обществе и политике. Это насущная необходимость для кино и для каждого жанра искусства.

SB: Вы упомянули Берни Сандерса, который пытается стать кандидатом в президенты от Демократической партии. Соучредитель и бывший президент движения «Врачи за социальную ответственность» (PSR) Хелен Колдикотт, в течение многих десятилетий проводящая кампанию в области ядерного разоружения, сказала, что Сандерс — даже если он проиграет — высвободит революционный потенциал среди американской молодежи. После выборов Соединенные Штаты никогда не будут такими, какими они были раньше. Разделяете ли вы эту оценку?

ДН: Не Сандерс создаст такую ситуацию, и она не входит в его планы. Он является не более чем старым радикалом, имеющим множество связей с левыми Демократами. Они очень хорошо понимают, что существует большая неудовлетворенность Хиллари Клинтон, о которой я говорил как о «Леди Макбет американской политики». Сандерс признал, что был обеспокоен возможностью возникновения независимого политического движения слева от Демократической партии. Именно поэтому он предложил свои услуги в качестве политического громоотвода. Это было его целью, чтобы сохранить имеющуюся неудовлетворенность в приемлемых границах, и он был абсолютно ошеломлен реакцией населения. Он вовсе не ожидал, что найдет поддержку среди рабочих. Никто не предвидел такой ??возможности. Но, будучи социалистом, я часто сталкиваюсь с рабочими, которые говорят: «Да, я голосую за вашего парня. Я за него». Они и вправду думают, что он является членом нашей партии.

Конечно, это вовсе не так. Однако я считаю, что люди будут все больше и больше интересоваться тем, что такое настоящий социализм. Американских рабочих не пугает идея революции. Средний класс напуган ей. Но рабочие будут тянуться к тому, что мы называем в Соединенных Штатах «реальной вещью». Конечно, существует опасность того, что если подобного не возникнет, то шарлатан, вроде Трампа, может прийти к власти. Но ни он, ни какие-либо другие кандидаты, в том числе Сандерс, не апеллируют действительно к рабочему классу.

Я убежден, что люди начинают всерьез думать о политике. И Вы можете поверить мне, что фашизм не придет в Соединенных Штатах к власти так легко. Американскому Гитлеру будет не так просто взять власть.

Восемь лет назад было высказано мнение о том, что многие американские рабочие расисты. Но миллионы белых рабочих были готовы проголосовать за афроамериканца, если он станет отстаивать их интересы, и они проголосовали за Барака Обаму. Тем не менее они полностью разочаровались в нем. Обама ничего не сделал для них. Он сдвигался все дальше и дальше направо. Он активизировал военные действия с применением дронов (беспилотных летательных средств). Он подорвал систему их медицинского обеспечения. Однако псевдо-левые поддерживают Обаму.

SB: Могли бы Вы представить себе союз между черным протестным движением, возникшим в результате полицейских убийств, и левыми силами? Возможно ли что-то, подобное движению «Черных пантер»?

ДН: Конечно, есть расизм, но это, по сути, классовый вопрос. Существует большое количество белых молодых людей, гибнущих от рук полиции. Когда «Черные пантеры» провозгласили, что «Черные жизни имеют значение», а кто-то ответил, что «все живое имеет значение», то они обвинили его в расизме. Но это неправда. Жестокость полиции — это классовая проблема. Мы не отрицаем, что расизм существует. Но каковы объективные основы расизма? Он служит для разделения рабочего класса. Это всегда было целью расизма. Какова была цель антисемитизма в Германии? Он являлся орудием против социализма. В одной из первых биографий Гитлера немецкий писатель Конрад Хайден объяснял, что Гитлер ненавидел евреев не из-за банкира Ротшильда, а из-за социалиста Карла Маркса. Антисемитизм является классовым вопросом.

SB: Многие беженцы стремятся попасть в Европу. Что должен делать Европейский Союз?

ДН: Это проблема, которую должен решить рабочий класс. Евросоюз ничего не сделает для беженцев. ЕС выстраивает «Европейскую крепость». Первое, что нужно предпринять — это положить конец войнам, за которые ЕС и Соединенные Штаты несут ответственность. Они разрушили Ирак, затем Ливию, а теперь и Сирию. Они начали все эти войны. Почему существуют сотни тысяч беженцев из Сирии? Потому что идет война, которая была начата с целью смены режима. Она не является революцией.

Когда я выступаю с лекциями на тему Второй мировой войны, то часто спрашиваю студентов: что было первым пунктом в обвинении нацистских преступников на Нюрнбергском процессе? Большинство людей отвечают, что нацисты предстали перед судом, потому что они убивали евреев. Это не совсем верно. Главным обвинением в отношении нацистов было то, что они совершили «преступления против мира». То есть они использовали войну как средство достижения политических целей. Так поступал Буш. Так поступал Клинтон. И так поступает Обама. Все они военные преступники, и они несут ответственность за кризис беженцев.

Как я уже сказал, первым делом нужно остановить войны. Кроме того, каждый человек должен иметь право жить там, где он хочет. Все беженцы должны получить помощь, и им необходимо гарантировать достойные условия жизни. И ввести 80-процентный налог на все частные состояния размером более 10 млн долларов, что даст средства для решения этой и других социальных проблем.

SB: Мистер Норт, спасибо за это обсуждение.

Примечания:

[1] Йорг Баберовски, глава отделения Восточной Европы в Институте исторических исследований берлинского Гумбольдтского университета, является одним из самых известных защитников Эрнста Нольте, отъявленного академического апологета Адольфа Гитлера и нацистского режима. В феврале 2014 года Баберовски в интервью, опубликованном ведущим немецким политическим журналом Der Spiegel, заявил, что «Гитлер не был жестоким. Он не хотел, чтобы за его столом говорили об уничтожении евреев».

[2] Георг Лукач (1885-1971) — венгерский социалист и философ.

[3] Густав Ландауэр (1871-1919) порвал с немецкой Социал-демократической партией в 1890-е годы и стал ведущей фигурой анархистского движения.

[4] Герберт Маркузе (1898-1979) был крупнейшим представителем Франкфуртской школы. Бежав от нацистов, Маркузе перебрался в Соединенные Штаты, где стал университетским профессором и написал несколько книг, в том числе Одномерный человек, которые оказали влияние на студенческое движение 1960-х годов.

[5] Маркузе, как известно, работал во время Второй мировой войны в OSS (Управление стратегических служб), предшественнике ЦРУ.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site