Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2014/okt2014/stri-o02.shtml

25 лет назад: Репрессивные меры против забастовщиков в СССР

2 октября 2014 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 29 сентября 2014 г. в рамках рубрики «Неделя в истории».

4 октября 1989 года Верховный Совет СССР, контролируемый Михаилом Горбачевым, принял решение о запрещении забастовок в «ведущих отраслях промышленности», включая шахты, электростанции и транспорт. Почти единогласное голосование (264 голосов «за» при 6 «против») создало условия для открытой конфронтации между привилегированной бюрократией и могучим советским рабочим классом.


Бастующие советские шахтеры в Прокопьевске

В тот же день главный законодательный орган сталинизма проголосовал за запрещение забастовки железнодорожников в Азербайджане и существенно увеличил численность войск, которые могли быть использованы против рабочего класса.

Обсуждение в Верховном Совете проходило в состоянии, близком к паническому, — на фоне угроз со стороны настроенных по-боевому шахтеров, которые были готовы возобновить массовые забастовки, глубоко потрясшие сталинистскую бюрократию в июле того года. Режим Горбачева должен был еще выполнить обещания, данные для того, чтобы остановить забастовку. Шахтеры назначили 1 октября как дату крайнего срока для выполнения своих требований. Более того, рабочие по всей стране воспринимали действия шахтеров в качестве примера того, как создавать забастовочные комитеты в пику бюрократии.

Первоначальное предложение Горбачева предполагало введение запрета на любые забастовки на 15 месяцев. Он аргументировал тем, что прокапиталистическая программа «перестройки» окажется под угрозой со стороны действий рабочего класса: «Мы должны не допустить того, чтобы наши реформы оказались в заложниках. Эти меры предпринимаются для того, чтобы предотвратить эскалацию процесса, который, если окажется бесконтрольным, может коснуться всего, что мы делаем». Однако опасаясь лобового столкновения с пролетариатом, Верховный Совет, с одобрения Горбачева, изменил закон, уменьшив масштаб и продолжительность запрета.

Ближайший советник Горбачева Леонид Абалкин публично выразил свою досаду по поводу измененного решения: «Я огорчен. Нам нужны чрезвычайные меры». Сравнивая советскую экономику с жертвой сердечного приступа, а советской народ — с душевнобольным, он сказал: «В подобных обстоятельствах пациент нуждается в строгом режиме и определенном лечении. Наше общество переживает сейчас взрыв эмоций, и нам нужно предпринять реальные меры для успокоения».



© Copyright 1999 - 2004,
World Socialist Web Site!