Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2011/apr2011/riva-a14.shtml

Война в Ливии: новый взрыв межимпериалистического соперничества

Ник Бимс
14 апреля 2011 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 2 апреля 2011 года.

Никогда прежде со времен 1930-х годов, предшествовавших развязыванию Второй мировой войны, конфликтующие экономические и стратегические интересы соперничающих империалистических держав не преследовались с такой прямотой, как в отношении войны в Ливии.

Все эти державы провозглашают "гуманитарную озабоченность" жизнями ливийских гражданских лиц и выступают с позиции так называемой "ответственности защищать". Однако никакой гуманитарный покров не может скрыть их хищных клыков.

Соединенные Штаты, которые, как вскрылось недавно, располагали в Ливии агентами ЦРУ задолго до принятия ооновской резолюции 1973, взяли на себя инициативу начать атаки, стремясь обойти Францию и Британию. Те, в свою очередь, без сомнения рассматривают экономическую слабость Америки как подходящую возможность для того, чтобы отыграть назад свое стратегическое отступление, пережитое ими после событий в Суэце 1956 года.

Но США держат в уме еще одного соперника. Их действия призваны продемонстрировать Пекину, что вне зависимости от того, как быстро растут китайские экономические связи с Африкой — торговля между Китаем и африканскими странами выросла более чем на 40 процентов в 2010 году, — и вне зависимости от того, какое политическое влияние приносят с собой китайские деньги и инвестиции, американский милитаризм все еще способен отстаивать свои интересы путем военной интервенции и "смены режима".

Существуют также разногласия между европейскими державами. Конфликт по поводу того, кто будет контролировать операцию после первоначальных ударов США, был частично обусловлен опасениями Италии, что до тех пор, пока операция не ведется от лица НАТО, Британия и Франция могут переиграть ее в борьбе за доступ к значимым нефтяным ресурсам "новой" Ливии.

Британия, которая наряду с Францией хозяйничала на африканском континенте в начале XX столетия, смотрит намного дальше вопроса о Ливии как таковой. По словам британского министра иностранных дел Уильяма Хейга (William Hague) на недавней конференции в Лондоне, "Британия имеет амбициозную внешнюю политику, стремящуюся укрепить наше положение и влияние в мире и поддержать нашу экономику", добавив, что "африканские нации" являются стратегической сферой британских интересов. Значение этих стран было подчеркнуто замечанием Хейга о том, что недавние события в Северной Африке и на Ближнем Востоке "уже превзошли финансовый кризис 2008 года и 11 сентября 2001 года" в качестве наиболее важного события начала XXI века.

Взрыв откровенного империалистического гангстеризма и возникновение открытых конфликтов и соперничества — не просто результат непосредственных расчетов. В конечном итоге это выступает политическим выражением огромных сдвигов в тектонических пластах мировой экономики, которые разрушают политические отношения, выработанные между великими державами после окончания Второй мировой войны.

Масштаб произошедшей экономической трансформации демонстрируют свежие данные относительно мирового промышленного производства. В 2010 году Китай обошел Соединенные Штаты в качестве ведущей мировой промышленной державы. На его долю пришлось 19,8 процента мирового производства, в то время как доля США составила 19,4 процента. США стали лидером мирового промышленного производства в 1895 году, вслед за тремя десятилетиями динамичного экономического развития после окончания американской Гражданской войны, и удерживали это превосходство в ходе всех экономических потрясений в течение прошедших 100 лет. После окончания Второй мировой войны США даже достигли уровня, близкого к 50 процентам общемирового производства.

Стремительный рост Китая, в особенности в продолжение последнего десятилетия, уже натолкнулся на усиление враждебности со стороны США.

Однако изменение американо-китайских отношений — не единственный важный сдвиг. В 2000 году на долю ведущих промышленно-развитых стран — Западной Европы, США и Японии — приходилось 72 процента мирового промышленного производства. Хотя этот уровень снизился с 80 процентов, которые были зафиксированы в 1990 году, значимого количественного сдвига еще не наблюдалось. Это произошло в течение следующего десятилетия.

В 2010 году на эти страны приходилось чуть больше половины мирового промышленного производства. Изменение пропорция произошло в пользу так называемых стран БРИК — Бразилии, России, Индии и Китая. В 2000 году на их долю приходилось 11 процентов мирового промышленного производства. В прошлом году эта доля более чем удвоилась и достигла 27 процентов.

Приведенные данные указывают на источник разногласий по поводу резолюции Совета безопасности ООН 1973, санкционировавшей интервенцию против Ливии. Резолюция была принята 10 голосами, никто не выступил против, но пять стран воздержались — Бразилия, Россия, Индия и Китай (страны БРИК) плюс Германия.

Послевоенная политика в Европе основывалась на сотрудничестве Франции и Германии. Теперь главные участники двух мировых войн разошлись в позициях на фоне того, что страны БРИК дистанцировались от старых капиталистических держав. Конечно, эти разногласия не исключают согласий по другим вопросам в будущем, но они отражают растущие геополитические трения, которые, как показывает история XX столетия, неизбежно ведут к межимпериалистическим войнам.

Глубинные сдвиги в основах глобальной экономики и геополитические трения, которые они производят, в который раз подчеркивают значение анализа, проделанного Лениным в работе Империализм как высшая стадия капитализма.

Опубликованная в 1916 году, в разгар Первой мировой войны, эта работа объясняла, что социализма является исторической необходимостью как единственное средство покончить с угрозой цивилизации, создаваемой империалистической войной. Ленин резко полемизировал с теориями лидера немецкой социал-демократии Карла Каутского. Каутский, давший теоретическое оправдание того, почему немецкая социал-демократия поддержала свое "собственное" правительство в войне, полагал, что война не выросла органическим образом из капитализма. Соответственно, империалистические державы способны регулировать свои отношения таким образом, чтобы избежать угрозы войн в будущем.

Подобное состояние "ультраимпериализма" никогда не может быть постоянным, объяснял Ленин, потому что соглашение между империалистическими державами в определенный момент неизбежно разрушится из-за неравномерности исторического развития капитализма. И эти разрывы прежнего экономического равновесия запустят в действие механизм политической и военной борьбы за колонии, сферы влияния, ресурсы и рынки — в направлении новой мировой войны.

По мере того как мы приближаемся к 100-летней годовщине начала Первой мировой войны, находясь в процессе одного из самых мощных глобальных экономических сдвигов в истории мирового капитализма, ленинский анализ приобретает актуальность, как никогда прежде. Военное нападение на Ливию, и империалистические аппетиты, лежащие в его основе, указывают на тот факт, что империалистическая война снова в очень реальной степени стоит на исторической повестке дня. Рабочий класс может ответить на эту ужасную угрозу в той степени, в какой сумеет политически перевооружиться на основе политических и стратегических уроков, извлеченных из огромного опыта XX столетия, взяв в свои руки борьбу за программу мировой социалистической революции.



© Copyright 1999 - 2004,
World Socialist Web Site!