Основным содержанием «прямой линии» российского президента Путина стали угроза войны и социальный кризис

Владимир Волков и Клара Вайс
14 июня 2018 г.

16-я ежегодная «прямая линия» российского президента Владимира Путина, проведенная в прошлый четверг, 7 июня, состоялась в условиях продолжения империалистического окружения России и военных провокаций против нее. Она также стала свидетельством огромного отчуждения правящей олигархии от большинства жителей страны и демонстрацией растущего социального и политического недовольства.

Зримым проявлением нервозности в Кремле по поводу «прямой линии», стало то, что это событие впервые проходило без присутствия журналистов в зале, из которого велась трансляция. Вместо этого студия была оборудовала мониторами с сидящими за них операторами, которые принимали видеозвонки, СМС и электронные сообщения. Путин отвечал только на тщательно отобранные сообщения и вопросы. Все происходящее транслировалось в прямом эфире ведущих телевизионных каналов и радиостанций.

Политика империалистического окружения России, возглавляемая Соединенными Штатами, и угроза мировой войны, — источник огромной и вполне реальной озабоченности населения России, — а также социальный кризис стали важнейшими темами «прямой линии».

Пытаясь представить себя «голосом разума» в противовес агрессивной и непредсказуемой политике президента США Дональда Трампа. Путин заявил, что «каждая страна имеет свои собственные интересы, но они не должны решаться с помощью эгоистических методов политики». Затем он сказал, что в России видят «угрозу, видят, что Россия становится для них конкурентом. Мне представляется, что это очень ошибочная политика, потому что нужно не сдерживать кого бы то ни было, в том числе и Россию, а наладить конструктивное взаимодействие, и тогда общий эффект для мировой экономики будет исключительно позитивным».

На вопрос: «Будет ли третья мировая война?» — Путин ответил цитированием Альберта Эйнштейна, который как-то сказал, что какими бы средствами ни велась третья мировая война, «четвёртая будет вестись с помощью камней и палок». После этого Путин добавил: «Третья мировая война может оказаться концом сегодняшней цивилизации. Вот это понимание должно сдерживать нас от крайних и чрезвычайно опасных для современной цивилизации действий на международной арене».

Между тем Путин явно уклонился от осуждения империалистических держав и их грубых провокаций и агрессивных жестов. Когда его спросили про дело Скрипалей, — очевидным образом срежиссированной провокации, цель которой состояла в том, чтобы создать повод для наращивания военного противостояния с Россией, — он только сказал, что «мы имеем дело с чем-то другим, а не с боевым отравляющим веществом». До тех пор, пока Россия не сможет полноценно принимать участие в расследовании, добавил он, «нам [российскому правительству] трудно что-либо комментировать».

Российская олигархия, выросшая из разрушения советского государства и реставрации капитализма в России, — что было проведено рука об руку с теми самыми правительствами и буржуазией, которые сегодня угрожают военным нападением и расчленением страны, — тесно связана с империалистическими державами. Чувствуя себя все более изолированным и находящимся под давлением. Кремль лихорадочно пытается найти пути примирения с империализмом, идя на ограниченные уступки в вопросах внешней политики, а также предпринимая шаги по открытию российской экономики для иностранных инвесторов.

На фоне роста трений между Соединенными Штатами и Евросоюзом Кремль пытается использовать межимпериалистические разногласия для создания альянсов с ведущими империалистическими державами Европы. Кремль также апеллирует к крайне правым силам по всей Европе, включая Национальный фронт во Франции и крайне правое правительство в Австрии.

Во все этих маневрах российская олигархия движима не в последнюю очередь растущим социальным недовольством в стране, что нашло свое мощное выражение в ходе «прямой линии» Путина.

Данная президентом общая оценка положения в стране, про которое он сказал, что «мы движемся в… абсолютно правильном направлении», и что «мы вышли на траекторию устойчивого роста экономики», резко контрастировала с той панорамой проблем, которая была видна из обращений граждан. Их тревожит рост цен на коммунальные услуги, бензин и товары массового потребления, деградация в сфере медицины, образования и экологии, возмущают мизерные доходы большинства на фоне огромных прибылей олигархов, бесконтрольность чиновников и всепроникающий размах коррупции, пугают планы правительства по повышению пенсионного возраста и увеличению налогов.

Согласно официальной статистике реальные доходы россиян непрерывно снижались в течение четырех последних лет и сократились на 11% по отношению к уровню 2013-го года. После того года кризис в стране углублялся под влиянием западных санкций и падения нефтяных цен.

Несмотря на кремлевскую пропаганду о «единстве народа», Путин в своих ответах ясно показал, чьи социальные интересы он защищает. Он отверг необходимость введения прогрессивной шкалы налогообложения и национализации нефтяных компаний, равно как и в целом предприятий добывающего сектора. Он также не привел никаких конкретных планов относительно того, как правительство собирается финансово обеспечить реализацию нового «майского» указа, декларирующего ряд улучшений в социальном положении.

Отвечая на вопрос о повышении пенсионного возраста, — о чем премьер-министр Медведев недавно говорил как о чем-то, что активно готовится [и что было официально объявлено им 14 июня], — Путин уклонился от оценки предложений правительства, переведя разговор на тему о том, что следует заботиться о благополучии пожилых людей. Тем самым он косвенно одобрил эти планы, которые приведут к существенному падению доходов десятков миллионов граждан.

Другой важной темой стал резкий скачок цен на бензин: между 8 марта и 8 июня средняя стоимость литра бензина в стране выросла с 41,18 руб. до 45,28 руб. В некоторых регионах цена на бензин превысила планку в 50 руб. Путин сказал, что «это результат неточного, мягко говоря, регулирования», и добавил, что необходимее меры принимаются и должны оказать эффект. При этом основной упор в его позиции состоял в том, что нельзя допустить ущемления интересов крупнейших нефтяных компаний России, виновных в этом скачке цен на автомобильное топливо.

Большинство вопросов, поднимавшихся в ходе последней «прямой линии», беспокоили население уже в самом начале путинского пребывания в Кремле. С того момента, в течение почти двух десятилетий, социальное неравенство непрерывно росло, а положение в ключевых сегментах экономики, состоянии базовой инфраструктуры и в социальной сфере неуклонно деградировало.

Так, по поводу положения в медицине Независимая газета недавно писала: «Начиная с 2000 года в России идет сокращение больниц (по 300–350 в год). За 16 лет их количество уменьшилось в пять раз. Прежде всего в рамках “реструктуризации и оптимизации системы здравоохранения” закрывают стационары в селах и деревнях. Поликлиник тоже стало гораздо меньше — было 21,3 тыс., стало 18,6 тыс.»

С 2000 по 2016 год число педиатров в России сократилось с 72 тыс. до 58 тыс. человек. В 2005–2014 годах резко ухудшилась доступность медицинской помощи для детей на селе — число амбулаторно-поликлинических организаций уменьшилось там в 2,4 раза.

При этом на поддержку олигархов, банков и крупного бизнеса российские власти денег не жалеют. Центральный банк РФ в течение последнего времени потратил на санацию трех частных банковских групп 2,62 триллиона рублей. «Внешэкономбанк», являющийся госкорпорацией с особым статусом и управляемый правительством напрямую, минуя ЦБ, за 2 года (2016-2017) получил более 1 трлн руб. финансирования из бюджета. В сравнении с этим последние социальные инициативы президента в сфере демографии оцениваются а 80 млрд руб. в год.

Усиление западных санкций против российских властей и связанных с ними олигархов приведет к новому наступлению Кремля на права и жизненный уровень рабочего класса. Власти уже объявили, что окажут помощь бизнес-империям затронутых санкциями олигархов, в частности, Олегу Дерипаске, контролирующему большую часть алюминиевой промышленности страны, и Виктору Вексельбергу, считающемуся одним из самых богатых людей России.

Недавно был поднят вопрос о создании в России двух офшоров — на острове Русский близ Владивостока и острове Октябрьский в Калининградской области. Правительство также спешно готовит законопроект, который позволит крупным компаниям не раскрывать информацию о готовящихся сделках, а также позволит системообразующим компаниям запутывать структуру собственности, чтобы избежать угрозы введения против них санкций.