Саудовская Аравия идет на конфликт с Катаром на фоне глобального усиления геополитических трений

Кейт Джонс
10 июня 2017 г.

При поддержке Египта и его ближайших союзников из стран Персидского залива Саудовская Аравия начала дипломатическое и экономическое наступление против Катара, крошечного, богатого энергоресурсами соседа. Это наступление направлено на то, чтобы заставить эмират полностью подчиниться линии воинствующей позиции Саудовской Аравии против Ирана, а также другим аспектам хищнической политики саудитов, включая неустанную поддержку военной диктатуры Египта.

Президент США Дональд Трамп во время своего посещения Эр-Рияда в прошлом месяце выразил свое полное согласие с саудовской автократией и ее планом создать суннитско-арабскую военную коалицию против Ирана, выражая тем общий консенсус в Вашингтоне.

Эта поддержка, как признают даже многие западные СМИ в сообщениях по поводу саудовско-катарской конфронтации, «взбодрила» Саудовскую Аравию. 5 июня саудиты, Египет, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн и Йемен объявили о введении ряда мер против Катара, создав ситуацию, балансирующую на грани войны.

Среди этих мер: расторжение всех дипломатических отношений и экономических связей с Катаром, а также прекращение всех поездок в эту страну; отказ от использования катарских самолетов, включая все рейсы авиакомпании Qatar Airways, запрет на использование их воздушного пространства; закрытие своих портов для всех катарских кораблей; а также прекращение всех трансляций телеканала «Аль-Джазира», штаб-квартира которого находится в Катаре.

Саудовская Аравия и ее ближайшие союзники из стран Персидского залива также закрывают свои границы с Катаром. Все граждане Катара, которые в настоящее время находятся в их странах, должны уехать в течение двух недель.

Эти меры угрожают расшатать экономику эмирата. Катар, будучи полуостровным государством, у которого имеется единственная сухопутная граница с Саудовской Аравией, в значительной степени зависит от поставок продовольствия из Саудовской Аравии. Как сообщают информационные агентства, в супермаркетах в Дохе выстроились длинные очереди, так как жители пытаются впрок запастись продовольствием и жизненными средствами. При этом почти 80 процентов из 2,3 миллиона человек, проживающих в Катаре, представляют собой иностранных работников, не являющихся гражданами страны.

В 2014 году саудиты и некоторые из их союзников приостанавливали дипломатические отношения с Катаром, поскольку Эр-Рияд был раздражен оппозицией эмирата военному перевороту, который сверг избранного президента Египта, лидера «Братьев-мусульман» Мухаммеда Мурси.

Нынешние разногласия носят качественно иной характер, примером чего является введение Саудовской Аравии экономической блокады, которая угрожает задушить экономику Катара.

Катар, не без оснований, обвинил Саудовскую Аравию в том, что она стремится поставить его под «опеку», т.е. принижает его до статуса вассального государства.

Саудиты обвиняют Катар, — сходным образом, как они давно обвиняют Иран, — в поддержке «терроризма». Они заявляют, что Катар поддерживает оппозицию королевской семье в Бахрейне, антисаудовских повстанцев Хути в Йемене, а также оппозицию правлению Саудовской Аравии в Эль-Катифе, шиитском регионе страны. Катар категорически отрицает эти обвинения.

Эр-Рияд также выдвигает обвинения в том, что эмират находится в союзе с ИГИЛ в Сирии. В действительности, правящие семьи обоих королевств сыграли важную роль в войне США по смене режима в Сирии, помогая финансировать, организовывать и вооружать различные реакционные исламистские силы, в том числе многие из тех, кто объединился в ИГИЛ.

Главной целью Саудовской Аравии является принуждение Катара к тому, чтобы тот дистанцировался от Ирана, который он считает своим главным конкурентом в деле регионального влияния.

Катар развивает обширные экономические связи с Ираном, в том числе в совместной разработке пласта природного газа Южный Парс в Персидском заливе. До сих пор Катар был вынужденным членом Исламского военного альянса — международной коалиции, сформированной Эр-Риядом якобы для борьбы с терроризмом. Однако эта коалиция все более и более открыто принимает форму арабо-суннитского союза для ведения войны против преимущественно шиитского Ирана.

Несколько дней назад, пытаясь успокоить саудитов, Катар, по сообщениям СМИ, приказал покинуть страну нескольким лидерам «Хамас», палестинской исламистской группировки, имеющей связи с Ираном. Однако саудиты расценили это как слишком незначительный и поздний шаг.

Не исключено, что саудиты будут угрожать Катару военными действиями в ближайшие дни или недели. Они уже ведут войну в Йемене при материально-технической поддержки США, что порождает все более масштабный гуманитарную катастрофу в этой стране; в 2011 году они провели военную интервенцию в Бахрейне, чтобы предотвратить свержение местного автократического режима со стороны народных масс.

Израиль приветствовал наступление Саудовской Аравии против Катара, посчитав, что это ослабит Тегеран. Также как и саудиты, сионистский истеблишмент рассматривает Иран в качестве своего главного стратегического соперника.

Трамп и генеральская клика, которая возглавляет его администрацию, неоднократно заявляли, что Иран находится у Вашингтона под прицелом. И хотя внутри американского политического истеблишмента существуют серьезные разногласия по поводу ядерного соглашения Ирана, демократы, равно как и республиканцы, поддерживают политику продолжения экономических санкций в отношении Тегерана и угрожают ему военными действиями.

Тем не менее, не признаков того, что Вашингтон хотел или поощрял Эр-Рияда выступить против Катара.

В Катаре расположена штаб-квартира Центрального командования США и, таким образом, Катар является основной площадкой для ведения американских войн в Афганистане, Ираке и Сирии, а также командным пунктом для планирования войны против Ирана. В свою очередь Бахрейне, являющемся частью антикатарской коалиции под руководством Саудовской Аравии, расположена база Пятого флота военно-морских сил США.

Эскалация конфликта между союзниками Вашингтона в Персидском заливе, сетует газета New York Times, «представляет собой новое и нежелательное осложнение для американских военных».

То, что саудиты при помощи поддерживаемого Соединенными Штатами военного режима Египта, действуют независимо от Вашингтона, никоим образом не снимает с Америки основной ответственности за растущую агрессивность саудовского режима, не говоря уже о войнах и бряцания оружием, угрожающим населению Ближнего Востока.

Напротив, эскалация Саудовской Аравии против Катара должна послужить важным предупреждением по поводу безрассудной и подстрекательской роли американского империализма. Стремясь компенсировать посредством агрессии и войны падение своей экономической мощи, США вооружают и «ободряют» всевозможные правые, находящие в кризисе режимы. Любой из этих режимов в погоне за своими реакционными интересами, в том числе стремясь к простому самосохранению, может напасть на своих соперников, тем самым спровоцировав кризис, который может быстро перерасти в военный конфликт, в котором США и другие мировые державы неизбежно примут участие.

Не менее важно то, что внезапный конфликт между Катаром и Саудовской Аравией указывает на взрывоопасную геополитическую напряженность, пронизывающую регион, который все больше погрязает в конфликтах между ведущими империалистическими и другими крупными державами.

Серия грабительских войн, которые Вашингтон вел на Ближнем Востоке с 1991 года, разорила целые страны, унесла жизни миллионов людей, еще миллионы сделала беженцами и погружает все более обширные регионы в состояние войны и разрушения. Совокупное воздействие этих войн привело к полному краху государственной системы, навязанной региону французским и британским империализмом в конце Первой мировой войны, породив новую борьбу за передел Ближнего Востока.

События в Сирии наиболее ярко показывают, что передел Ближнего Востока уже начался. Несмотря на номинально совместную борьбу с ИГИЛ, война в Сирии втянула в себя множеством великих и региональных держав, — включая США, Россию, Францию, Германию, Иран, Турцию, Саудовскую Аравию и Израиль, — каждая из которых преследует свои собственные стратегические интересы. Для американского империализма Сирия является ключевым фронтом в военно-стратегическом наступлении против России и Ирана.

Это касается не только Сирии, но и всего региона, охваченного огнем. Учитывая экономическое значение Ближнего Востока как наиболее важного нефтедобывающего региона в мире, а также его ключевое географическое положение как связующего звена между Европой, Азией и Африкой, все империалистические и великие державы все чаще вынуждены проводить здесь интервенции, чтобы защитить свои интересы.

США рассматривают нагнетание давления на Иран через призму своей мировой стратегии. Частью ее является стремление не позволить Китаю использовать свои планы по развитию евразийских экономических коридоров для установления стратегического партнерства с Ираном. Также стратегия США предполагает создание препятствий для операций европейского капитала, который является конкурентом американских корпораций в борьбе за рынки и нефтяные концессии Ирана.

Как писал Троцкий накануне взрыва второй мировой империалистической войны, единственной альтернативой военным картам великих держав является карта классовой борьбы. Единственным ответом на разгорающуюся борьбу соперничающих империалистических правящих элит за природные ресурсы, рынки и стратегическое преимущество является мобилизация международного рабочего класса против войны и изжившего себя капиталистического общественного порядка.